Более 2000 бизнесменов, маркетологов, дизайнеров и разработчиков следят за новостями нашего блога.

Присоединяйтесь:

Подписаться
Отлично!

Подтвердите подписку: письмо в почте, там жмите на ссылку

Все записи
Рассказывает Леонид,
.

Этот материал — первый из серии интервью с членами команды Out of Cloud. Мы решили попробовать рассказать вам не только о каких-то наших практических достижениях, но и о тех, кто непосредственно прикладывает к ним руку. Сегодня в программе: Никита, наш дизайнер-верстальщик. Поговорили о целях в жизни, вреде кредитов и как обрести счастье в 32 года.

– Давай начнем с того, кем ты хотел стать в детстве.

– Насколько я помню, после стандартных мечтаний из серии космонавт, стоматолог, хирург, я уже понял, что хочу работать в сфере дизайна. В то время, вроде как, она еще так не называлась. Сначала меня отдали в художественную школу (сразу после музыкальной школы). Все это развивалось, местами не очень, включалась лень (и сейчас иногда бывает), но желание работать с дизайном — сохранялось. Я хотел рисовать, быть художником, но родители говорили, что эта профессия не приносит дохода; что художники не бывают признаны при жизни и только потом у них что-то выстреливает. Я понял, что так оно и есть, и наиболее приближенное к реальности — это дизайн: дизайн интерьеров, дизайн одежды. Я шил куклам какую-то одежду, в The Sims обставлял дома, как мне казалось, со вкусом; иногда родители спрашивали у меня совета, брали меня выбирать обои и т.п. Когда я закончил школу мне было всего 15 лет [Никита пошел в школу в 5 лет] и поэтому до меня медленнее доходило, кто я и чем я хочу заниматься. Но главное, что я понял мне нравится дизайн. Всю сознательную жизнь я делал что-то, связанное с ним: делал коллажи, рисовал какие-то комиксы, портреты, смешные картинки.

Рисунки Никиты.

Рисунки Никиты.

– Хорошо, а что про тот период, когда уже надо принимать решение, куда идти и кем быть?

– Когда пришло время поступать, я очень хотел пойти в строительный институт на дизайн интерьеров, но мои стандартные (не выдающиеся) результаты в художественной школе и мнение родителей повлияли на то, что я поступил в политех на инженера микроэлектроники. Но как и многие молодые люди этого возраста, не до конца понимал, что это такое. В плане дизайна ничем не занимался, реализовывался в этом плане в рамках каких-то мероприятий лагерных или институтских. А на 4 курсе поступил на 2 высшее экономическое образование, потому что все считали что оно поможет построить карьеру. Нравилось мне больше, потому что математику я люблю. Оба образования дались мне с трудом, закончил я хорошо, но все это было сквозь зубы, потому что надо. И уже на 5 курсе я устроился в Альфа-банк на начальную позицию “Администратор зала”.

– Почему? Это же не было твоей мечтой.

 Скорее всего это было такое время, когда казалось, что престижная профессия — то, о чем можно только мечтать; о чем люди мечтали еще в советское время. Повлиял также и образ банкиров в массмедиа: люди в костюмах, в очках, Нью-Йорк, офисы в небоскрёбах. Все это слилось в общее представление об идеальной профессии.

photo-1523287562758-66c7fc58967f

– Человек своим умом зарабатывает огромные деньги. Все это очень подкупало. Ну и статус, конечно. “Ты где работаешь? — В банке.” Согласись, звучит? И доход, в принципе, оправдал мои ожидания. Для 21 года я вполне хорошо зарабатывал. Я ощущал, что как раз и иду к тому идеалу жизни, о котором мечтал. Плюс и родители были довольны и горды мной. Мой старший брат не пошел по этому пути, не смог смириться с этой «офисной жизнью» [брат Никиты закончил медицинский факультет Нижегородского политеха, в настоящее время он — востребованный актер Антон Соколов]. И мне, и ему постоянно говорили с детства: “Работа, работа, должна быть стабильная работа, деньги, деньги, работа, работа”. Все в нашем окружении считали, что, нельзя любить свою работу. Сейчас многие живут с такой мыслью, что работа — это бич, ярмо, которое ты несешь, чтобы пожить 3 часа в день вечером и 2 дня по выходным. Это то место, которое ты всей душой ненавидишь, но оно тебе нужно, чтобы выжить. Коллеги — ублюдки, зарплаты маленькие, начальник — козёл…. И у многих так проходят долгие годы жизни. Такие люди ждут пенсии, как чего-то прекрасного, что в итоге не так. Это другое мышление, которое уже невозможно перестроить, потому что, как я полагаю, ибо роль жертвы очень комфортная. Проще обвинить других в своей нереализованности, чем самого себя.  

– Но родители же не прививали тебе такое мышление?

– Абсолютно нет. У меня очень хорошие мама с папой, я им благодарен за многое. Не было слов типа “Ты обязан работать и ненавидеть свою работу”. Нет. Они всегда хотели лучшего для меня, моих братьев, очень старались и говорили: ”Никита, пойми, это надо, это хорошо, это будет здорово”. Они многое отдавали ради нашего хорошего будущего, и понятно, что ради хорошего будущего в их понимании.

– Вернемся к банку. Чем ты занимался на начальной позиции?

 –Меня очень хорошо приняли: у меня горели глаза, я в целом производил хорошее впечатление. Администратор зала — это лицо офиса. Распределять поток клиентов, “регулировать настроение в зале”, отвечать за какие-то канцелярские вопросы. Но главное, все же — стараться, чтобы очередей было меньше, оказывать людям какую-либо первичную информационную помощь: разобраться с банкоматом, ответить на вопрос по счёту. Я начал с этой позиции, потом через какое-то время получил диплом “Лучший сервисный сотрудник”.

Счастливый Никита, его коллега и диплом..

Счастливый Никита, его коллега и диплом.

– Что это все же было: юношеский энтузиазм или просто желание побольше заработать?

– Сложно сказать. Директором банка я себя, конечно, уже не видел в будущем, но все же я вкладывал огромное количество энергии в то дело, которым я занимался. Я думаю, у многих людей такое бывает: если он долгое время ничего не делает, потом ему дают какую-нибудь работу, то он начинает в неё вникать и делать с большим усердием, порой может даже забывая о каких-то потребностях, например сон, еда. Поэтому скорее всего да, это был юношеский энтузиазм.

– Хорошо. Как складывалась твоя дальнейшая карьера в банке после полугода работы?

– Меня повысили, я уже пошёл за стойку, стал менеджером по работе с клиентами. В этой позиции я проработал 1,5-2 года.

– Казалось ли тебе, что ты делаешь большое полезное дело?

– Про большое полезное дело тебе ничего не смогу уже сказать, но что помню точно: мне казалось, что вся жизнь ещё впереди, всё в моих руках, я в любой момент могу что-то поменять. Ну и сказалась, конечно, мантра, которую мне прививали с детства, что работа и карьера важнее каких бы то ни было хобби и увлечений. Я работал, чтобы работать. И получать зарплату. И тогда я взял первый кредит….[смеется].

– Сказал, как в обществе анонимных алкоголиков.

– Ага. Понимаешь, работа в банке и большие зарплаты приводят к увеличению расходов, к всё большим желаниям. В те годы я путешествовал по 4-5 раз в год, ездил в Турцию, Египет, Таиланд на выходные. Когда в твоем окружении все так делают, ты стараешься как-то соответствовать этому уровню. И берешь легкие деньги. А если ты работаешь в банке, то получить кредит — максимально просто. “- Маш, заведи заявку! (через минуту) — Все, Никит, деньги уже у тебя на счету!”. И постепенно все это копится, копится, копится. Ведь тебе нужен айфон, новый костюм, нужна поездка в Таиланд. Все это в итоге превращается в огромную кредитную петлю. В детстве же многие мечтают, чтобы была “волшебная карточка”, чтобы ходить и всё покупать. Все мечты, ограничения в детстве, сносят тебе крышу, когда ты вырываешься на свободу. Для меня всё это вылилось в кредиты. С тех пор прошло уже много лет, а долг все еще висит. И ещё лет 9 их выплачивать. Самое обидное, что до сих пор не до конца понятно, на что ушла вся эта сумма.

– Эмоции, нет?

– Ну, эмоции то да. Но их не потрогаешь, не пощупаешь. У кого-то хоть квартира или машина осталась. Он может смотреть на них и плакать. А мне? Смотреть на фотографии и плакать?

– Ладно. Кредиты — это тема для отдельного материала, поэтому вернемся все же к твоей работе. Сколько в итоге ты проработал в Альфа-банке?

– В Альфа-банке я проработал пять лет. Долгое время мне нравилось то, что я делаю. Порой, конечно, возникало желание уйти. В такие моменты появлялось ощущение, что я занимаюсь не тем. Что я родился не для того, чтобы продавать кредиты и кредитные карты. Ожидания были больше. Прошло 5 лет, и я видел, что ничего не изменилось. Окей, зарплата стала повыше, должность покруче. Но по факту — ничего. Окружение осталось то же, осталось ожидание, что вот-вот должно произойти нечто большее. Но когда оно не происходит — разочарование. Тогда я и принял решение переехать в Москву. Как мне казалось, я был зажат Нижним Новгородом. Переезжал я уже имея место работы, так как пару раз до этого ездил на собеседование в банк ВТБ24 и они меня взяли в крутой офис на Мичуринском проспекте на должность персонального менеджера. Это тот человек, который работает с привилегированными клиентами банка.

– И ты ощутил какой-то переход на новый более высокий уровень?

– Конечно да. Я страшно гордился тем, что мне это удалось, сделать такой шаг. Он был сложный только для моих родителей. Сначала, еще в Нижнем, им было сложно отпустить меня жить на отдельную съемную квартиру. Потом вообще ошарашил их новостью о том, что переезжаю в Москву. Но я все равно чувствовал, что я сделал что-то крутое, сломал перегородку внутри себя.

Счастливые банковские работники ВТБ24. И Никита.

Счастливые банковские работники ВТБ24. И Никита.

– И как пошли твои дела на новом месте?

– Здесь, в Москве, я отработал около полугода в офисе ВТБ на Мичуринском, а потом директор порекомендовала меня в один из центральных офисов на Лубянке. Мне 25, снова горящие глаза, новые возможности. Все было круто. Затем даже случилось повышение: я стал заместителем директора. Директор видела во мне потенциал. Увеличилась зарплата, увеличились премии, но выросли траты, выросли и любимые кредиты. Когда мне исполнилось 28 лет, деньги уже перестали удовлетворять меня в прежнем виде. И я понял, что я протираю штаны, работая в офисе. Моя работа заключалась в том, чтобы быть “надсмотрщиком”: заставлять менеджеров больше впахивать, больше продавать услуг, кредитов, выходить по выходным. Очень нервная штука. Мне кажется, что если бы я продолжил там работать, то рано или поздно весь этот накопленный негатив сказался бы на моем здоровье. Не может человек так себя насиловать каждый день.

– Мысли об уходе возникали только из-за общей нервозности работы или ещё что-то подпитывало их?

– К тому времени я уже много читал разных книг по саморазвитию, которые давали мысли вроде: “Верьте в себя! Развивайтесь! Живите!”. Я все это впитывал, впитывал. И постепенно все это и переросло в осознание того, что я не на своем месте, что пора что-то менять. На самом деле, подсознательно это копилось все 9 лет, что я проработал в банках. И я принял решение уйти из этой системы.

– Легко далось?

– Нет. Очень тяжело было, во-первых, в эмоциональном плане. Все: друзья, коллеги, директор, сама система не хотели меня отпускать, потому что этот шаг — уйти от зарплаты 150 тысяч рублей просто в никуда, не зная, где я буду работать дальше, не зная кем я буду работать дальше — крайне непростой. Единственное, что забавно, решение об этом я принял 3 сентября. [ссылка кликабельна]. Но все равно понимал, что делаю правильно, потому что идти не тем путем, который ты чувствуешь, а как-то перпендикулярно — хуже всего.

– У  тебя не возник ли тогда в связи с этим вопрос: а что я после себя оставлю?

– В точку. Но перед ним еще один вопрос: а что будет дальше? Вот, я сейчас заместитель директора, потом я стану директором, потом директором директоров…. И что? К чему это приведет? Окей, будет больше денег, больше кредитов [грустно усмехается]. И что дальше? Что я буду делать? Не было осознания того, что я что-то делаю. Надсмотрщик — это не профессия. Ты работаешь в банке. А что именно ты делаешь? Ну… Эм… Продаю кредиты и заставляю других. То есть сам загоняю других людей в то, в чем я сам погряз по уши. Причем загоняю их, чтобы выкарабкаться самому. Или вот еще: я помогаю людям получать доход. А по факту? Я же ничего не делаю, просто нажимаю кнопку, открывается вклад, который я никак не могу регулировать. Этакий продавец воздуха. А я не хотел продавать всю жизнь. Я хотел творить, я хотел созидать. Картина, скульптура, макет: что угодно, но созданное вот этими руками, сделанное мной. Поэтому я написал заявление и ушел.

– В никуда?

– По факту да. Причем у меня не было прямого желания пойти и связать свою жизнь с дизайном, нет. Был период поиска. Но вот эта тяга к дизайну и искусству копилась очень-очень долгое время. Затем какое-то время я обучался на онлайн-курсах по дизайну в УНИК до декабря. Всего полгода, пока не закончились деньги. Чтобы делать хоть что-то, я распечатал список крутых дизайн агентств, отправил в каждое из них письмо, где рассказывал свою историю и просил меня взять кем-угодно, хоть стажером, писал о том, что готов много-много работать, учиться. Но ни одного положительного отклика. Всем нужно было портфолио, опыт, какой-то бэкграунд. В 29 лет сложно влиться в эту сферу. А потом я увидел вакансию на HH от Out of Cloud.

– Воу, с этого места давай подробнее.

– Несмотря на то, что в описании вакансии были стандартные для молодых компаний формулировки, из серии “Мы крутая команда, у нас здорово, го к нам!”, меня очень подкупил сайт агентства. Те слова, которые говорил на видео Виталий [Александров, генеральный директор Out of Cloud], Витя [Соловьев, CRM-директор], Настя [Рассоха, бывший дизайнер] мне показались очень правильными и я почувствовал, что хочу работать с ними. Меня завлекла атмосфера. Атмосфера дружбы.

– Ты оставил отклик и…

– ….и мне сразу ответили, пригласили на стажировку 3-х недельную. И меня очень радовало, что наконец могу заниматься тем, что мне интересно, творить. И осознавать, наконец, что я на своём месте. Во многом это зависит не только от самой деятельности, которой ты занят, но и от коллектива, от общей атмосферы. После банка, жизнь коллектива в котором была выстроена по самым стандартным офисным лекалам, Out of Cloud показалась мне каким-то нереальным космическим кораблем. Я бы не смог в банке свободно выражать свое мнение при начальстве, сидеть, смеяться с ребятами, что-то открыто обсуждать. Здесь уютно, хорошо, как дома.

– И теперь ты счастлив?

– Абсолютно [улыбается].

photo_2018-10-17_14-07-08

Оставляйте комментарии, подписывайтесь на наш корпоративный Instagram, туда мы выкладываем наши рабочие будни. И знакомим с нашей топовой командой из самых топовых людей!

Плюсануть
Поделиться
Класснуть